Поздравления с окончанием института прикольные короткие


Поздравления с окончанием института прикольные короткие



Поздравления с окончанием института прикольные короткие


Женские тайны. Первый сексуальный опыт: Рассказы реальных женщин

Данная книга — итог необычного проекта, осуществленного в 2002 году в Интернете. Перед вами около 500 рассказов 213 женщин о своем первом сексуальном опыте. Это абсолютно откровенные истории, рассказанные реальными женщинами без стеснения или украшательства.


Почему возникла идея такого издания?

Интимная жизнь не зря называется именно так. Из всех сторон человеческой жизни она наиболее закрыта, хотя по значимости важнее многих других. Это не та область, где можно запросто получить совет или консультацию у родных, друзей, знакомых, не говоря уже о посторонних. Нелегко и задать кому-нибудь подобные вопросы. В поисках нужных сведений часто приходится покупать научно-популярную книжку, где автор излагает тысячам людей /свою/ точку зрения на интересующий вопрос и предлагает те решения, которые сам считает верными. Но правильно ли это? А если наоборот? Может быть, лучше, если не один человек будет давать советы другим, а сотни людей сами расскажут друг другу истории о том, что реально происходило с ними, поделятся своими впечатлениями, объяснят мотивы своих поступков в различных ситуациях? Представьте, что вместо одного сексолога у вас есть 213 раскованных и совершенно откровенных подруг, которые не стесняясь поделятся с вами личным опытом!

Человеку свойственно думать, что именно его жизнь, его ситуация уникальны. На самом деле, все уже когда-то с кем-то было и повторялось миллионы раз. Однако этот опыт, как правило, недоступен. Цель настоящего издания — вывести личный интимный опыт из скрытого состояния и дать возможность передать его друг другу напрямик.

Невозможно обсудить бесчисленное разнообразие ситуаций в интимной сфере.

Мы выбрали только одну тему — /первый сексуальный опыт/. Почему? Именно тогда, когда нет еще собственного опыта, сложнее всего принять решение.

Ошибка в этих случаях стоит очень дорого — о ней, возможно, придется жалеть всю дальнейшую жизнь. И здесь особенно полезны рассказы, советы и мнения более опытных людей.

Вот аспекты, которые представлены в книге:

1. Первые эротические ощущения

2. Первое осознанное желание секса

3. Первая интимная близость с партнером

4. Первый оргазм

5. Первая измена

6. Другое (нестандартные ситуации).

На наш взгляд, это критические, «ключевые» точки становления женской сексуальности, которые могут определить характер дальнейших поступков и в конечном итоге, возможно, — судьбу.

Ранние проявления детского эротизма и подростковой сексуальности — эта тема почти табу. Но именно первые сексуальные эмоции зачастую вызывают эффект «импринтинга», запечатления, откладывая отпечаток на все последующее восприятие интимных отношений. На этой почве нередко возникает масса комплексов, страхов и сомнений в собственной полноценности. Но разве с кем-нибудь об этом поговоришь в обычной жизни? Или — если мать сталкивается с такими проявлениями в жизни дочери — как она сможет ей помочь, у кого спросить совета?

Рано или поздно девушка сталкивается с необходимостью принять решение начать сексуальную жизнь. Как это сделать наиболее разумно, не совершая типичных ошибок?

Оргазм — апофеоз интимных отношений. Но не так-то просто он приходит к женщине. Как добиться оргазма? Вряд ли здесь пригодится затейливая гимнастика Камасутры и сухие советы сексолога — настолько это всеиндивидуально и зависит от психологической подоплеки.

Второй мужчина. Как и почему женщина приходит к решению расстаться со своим первым? Такое решение — «болевая точка» для многих. Как поступить, чтобы не остался на всю жизнь горький осадок?

Без сомнения, рассказы женщин, уже ответивших на эти вопросы собственным опытом, будут полезны тем, чей опыт еще недостаточен.

Однако еще более полезной книга может оказаться для мужчин. Наверняка, многие хотели бы знать — что женщины /на самом деле/ думают о них, когда не связаны необходимостью притворяться? Что им нравится, а что нет?

Каким образом выбирают — /с кем/? Чего ожидают от мужчин в свой первый раз? Почему они изменяют? Что вообще у них в головах?:

Эта книга — уникальная возможность для мужчин узнать о мотивах и эмоциях, движущих женщинами, не из рассказов приятелей, а из первых уст.

Возможно, это научит их лучше понимать женщин и не совершать по неведению фатальных ошибок в личных отношениях.

Мы не будем давать никаких комментариев, обобщений и выводов. Смысл издания не в этом. Данная книга не претендует на роль точного исследования. Это, скорее, взятая наугад капля из моря реальной жизни.

Но вкус морской воды можно распробовать и по отдельной капле.

Как и в жизни, в этих ответах встречаются благородство и хитрость, любовь и расчет, искреннее чувство и неприкрытый цинизм, а также многое другое. Мы не намерены по этому поводу морализировать, одобрять или порицать кого-либо. Разные люди, разные характеры.

Но и читатели — тоже люди разные. Именно поэтому, каждый сможет найти в этой книге что-нибудь полезное для себя, если немного задумается.

Анализируя ситуации, случившиеся с сотнями других людей, всегда можно найти ту, которая наиболее похожа на твою собственную. Посмотреть, как вел себя в этой ситуации другой человек, что из этого получилось, подходит ли тебе принятое им решение (или же есть смысл поступить иначе). В любом случае, тот, кто читает эту книгу, наверняка сможет убедиться — он не одинок со своей проблемой.

Сказанное вовсе не умаляет значения сексологии и не отрицает необходимости научных знаний. Но и те сведения, которые можно почерпнуть из данной книги, по-своему уникальны и послужат ценным дополнением к сумме наших знаний об интимной сфере. Это, скорее, знания о /поведении/ различных людей в ключевых ситуациях интимной жизни — то, о чем не расскажет ни сексолог, ни психолог.

Об этом знает только тот человек, который сам через все прошел.


О проекте

Условия проекта обеспечивали полную анонимность для его участниц. На сайте http://love-opros.narod.ru была открыта страничка Анкеты, с которой можно было под любым псевдонимом отправить в адрес редакции одну или несколько историй из собственной жизни, не оставляя при этом никаких координат… Каждая женщина имела возможность написать только то, о чем сама хотела рассказать (в рамках предложенных тем), и в той форме, которая ей представлялась наиболее приемлемой.

Было дано несколько «наводящих» вопросов по каждому пункту Анкеты (они прописаны курсивом в начале каждой главы книги). Но обязательный ответ на эти вопросы не требовался.

Не было рядом ни врача, расспрашивающего о подробностях, ни медсестры, записывающей «исповедь». Не было необходимости надписывать конверт своим почерком и оставлять обратный адрес. Достаточно было всего лишь зайти на страничку, постучать по клавиатуре, заполняя поля анкеты, и нажать кнопку «Отправить».

Поэтому, книга получилась весьма и весьма откровенной. Некоторые рассказы и мнения могут даже кого-то шокировать. Однако нет оснований сомневаться в их правдивости. Все истории — разные, за каждой виден характер. Отдельные рассказы окрашены в эротические тона, другие — выглядят сугубо приземленными, третьи — написаны с замечательным живым юмором. Такое разнообразие делает книгу не только собранием фактов, но и показывает эмоциональное отношение женщин к своему первому эротическому и сексуальному опыту.

Несмотря на то, что многие рассказы пришлось подвергнуть правке и литературной обработке, по возможности мы все-таки старались сохранить их дух, стиль и даже сленг.


Некоторые термины

Интернетчики могут этот раздел пропустить. Но для читателей, не знакомых с Интернет-терминологией и жаргоном, придется «на пальцах» пояснить некоторые встречающиеся в тексте термины.

/Инет, Сеть/ — то же самое, что Интернет.

/Сайт, Страничка/- элемент Сети, подключившись к которому, пользователь может ознакомиться с содержащейся на нем информацией.

/Смайлы/ — значки в тексте, символизирующие эмоции. /Улыбка/ обозначается как:-).:) или даже просто). При некоторой фантазии в этих значках можно разглядеть перевернутую на бок улыбающуюся физиономию. По мере увеличения числа круглых скобок справа, улыбка превращается в /смех/:-))). /Отрицательным эмоциям/ соответствует противоположное направление скобок:-((

/Ник/ — псевдоним, который человек выбирает для себя сам и под которым общается в Сети с другими людьми.

/Мыло/ — (жарг.) адрес электронной почты (e-mail).

/Чат/ — средство для коллективного общения людей в Интернете в режиме реального времени.

/ICQ (Аська), Одиго/ — компьютерные программы для индивидуального общения с собеседником в режиме реального времени.

Навигация по книге

В заголовке каждой истории вы встретите обозначение вида:

250. Nickname, 28 1 << 2 << 3 >> 4 >> 6.

Вот, что это означает:

250 — порядковый номер, Nickname — авторский псевдоним (ник), 28 — возраст автора.

Невыделенная цифра 3 означает, что сейчас вы находитесь в 3-й главе, а выделенные цифры слева и справа означают, что у данной истории есть начало в главах 1 и 2, а также продолжение в главах 4 и 6. Если вас заинтересовало начало или продолжение, вы открываете нужную главу и находите там автора и историю по порядковому номеру. Найти главу в тексте книги очень просто — все входящие в нее истории имеют невыделенный номер (так же, как «3» в данном примере).

/Мы от всей души признательны участницам проекта. Только благодаря их доброжелательности, искренности и откровенности появилась на свет эта — возможно, уникальная — книга/.

/ОГРОМНОЕ СПАСИБО ВСЕМ!/



1. ПЕРВЫЕ ЭРОТИЧЕСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ

/В каком возрасте впервые вас посетило чувство, которое вы могли бы назвать «эротическим» или «сексуальным»? При каких обстоятельствах? Что вы ощутили при этом? Как вы к этому отнеслись? Какая была реакция/ — /удовольствие, испуг, стыд, или…? Повлияло ли это событие на вашу сексуальность в последующем?/

1.1 га, 38 < 1 >.

Мне было 4 или 5 лет. Наш детский сад вывезли летом на дачу. Там у меня был приятель мальчик, с которым мы постоянно играли. Однажды мы забрели на полянку в кустах, заросшую желтыми одуванчиками, и там, не помню почему, он снял с себя трусики.

Чисто за компанию (он меня ни о чем не просил) я сделала то же самое.

Как-то ни о чем не договариваясь, мы сели друг напротив друга, сорвали по большому одувану, стали смотреть и гладить одуванами по писам. Тогда я впервые почувствовала сладкое гипнотизирующее щем-ление внизу живота — такое, что и продолжить страшно, и прекратить невозможно.

Вместе с тем впервые пришло чувство стыда — я понимала, что мы поступаем нехорошо, хотя раньше мы без проблем и ходили на горшок вместе с мальчиками, и даже мылись все вместе.

Вот, собственно, и все. Как мы разбежались, я не помню. Продолжать эти игры я не стала — чувство неловкости перевесило. Никакого отпечатка этот эпизод на мою жизнь не наложил. Разве что весной меня очень волнует запах одуванчиков.:-)

И еще: когда мне хочется посмеяться, я воображаю, что мы с мужем проводим этакий секс-эксперимент на поляне. Представляете, взрослые дядька и тетка, голые, обихаживают друг друга одуванами.:-))) Но мужу я даже в шутку об этом не говорю. Не поймет. Он у меня мужчина серьезный.:-)

2. franku, 21 < 1 >.

Первые сексуальные ощущения у меня возникли, когда мне было около 7 лет.

Все началось с того, что мне в отличие от многих других родители не запрещали смотреть самые откровенные фильмы. Поначалу, конечно, было немного стыдно, но приятное неизведанное чувство не позволяло оторвать взгляд от экрана.

После просмотра всегда хотелось поделиться впечатлениями! А с кем это сделать, как не с лучшей подругой?! Но, к моему сожалению, ей не доставляло удовольствия обсуждать сцены из порнофильмов. Еще больше она сопротивлялась при моем желании эти сцены проиграть с ней.

Мне приходилось прибегать к самым изощренным способам, чтобы добиться своего, например, предложить поиграть в доктора, в семью (конечно же, мужем была я) и т. д. Но это стоило того! Такого оргазма, как с ней, я больше никогда не испытывала. Наши сексуальные игры продолжались недолго — меня постоянно мучило чувство вины и страх, что узнают родители.

3. __,__1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне было лет 14. Парень был очень красив и сексуален. Но, как ни странно, этим и раздражал. И не потому, что был равнодушен. Напротив, из всей компании замечал только меня. Садился рядом и будто невольно, случайно касался меня. Это приводило в состояние дрожи.

В воздухе витало сексуальное напряжение. Все мои подруги хотели его, и не потому что они были испорченными, просто шли от него какие-то флюиды, что ли. А он просто смотрел. Смотрел на меня и никого не замечал вокруг.

И это жутко возбуждало. А я убеждала себя, что ненавижу его. Хотела уйти от этих преследующих ощущений. Чувствовала злость на себя за собственное бессилие, что-то сродни ненависти к нему, как к «виновнику».

А результат — неудержимое влечение, страсть и острое сексуальное желание. И я знаю, что этот случай подтолкнул меня любить и желать запретное. В разных формах, но по-своему недоступное.

4. Diana, 39 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Этот случай произошел в 1-м классе. После того как нас приняли в октябрята, классу назначили куратора из пионеров. Не помню уже, как эта «должность» тогда называлась. То ли вожатый, то ли еще как. Мальчика звали Сережа. Учился он, кажется, классе в шестом. Для нас, малышей, он был большим авторитетом. Все наперебой пытались перед ним выслужиться, а я старалась особенно, потому что была командиром звездочки. Он быстро стал нашим кумиром, и чуть что все бежали к нему: «Сережа, Сережа!..»

Однажды, играя с ребятами на перемене, я увидела, как он пробирается через толпу и направляется прямо ко мне. Я была приятно поражена и польщена, когда он отозвал меня на пару минут в сторонку — есть дело.

Дело было необычным. Нервничая и смущаясь, он попросил, чтобы я на следующем уроке отпросилась у учительницы в туалет. Но пойти я должна была не туда, а к нему, в Ленинскую комнату (не помню уже, как точно называлось сие помещение, где заседали пионеры-активисты).

Я была удивлена и заинтересована, поэтому, конечно, поступила так, как он просил. В комнате, кроме него, оказались еще трое парней. Но вовсе не активисты, а, наоборот, известные всей школе «трудные» подростки.

Страшно волнуясь, Сережа отвел меня в угол комнаты и каким-то отчаянным, заискивающим голосом попросил снять трусы. Я не понимала, почему он так волнуется, ведь для него я была готова сделать все что угодно.

Стыдливости в том возрасте у меня особой не было. Горя желанием услужить, я с готовностью стянула колготки вместе с трусиками и подняла подол платья.

Все ребята подошли ближе и окружили меня. Я почувствовала себя в центре какого-то странного внимания. Все смотрели именно туда, вниз, как будто там было что-то особенное, а не обыкновенная писька. Было заметно, что их это очень волновало. Время шло, и под пристальными взглядами я начала чувствовать себя неуютно. Они просто молчали и смотрели не отрываясь. А у меня от таких взглядов вдруг стало сводить живот и какие-то жгучие мурашки забегали прямо там, в писе. От этого я сама начала нервничать и, наконец, сердито крикнула: «Ну, все, хватит!». Натянула трусы с колготками, одернула юбку. Все продлилось, наверное, не дольше 3–4 минут.

Парни вышли за дверь, остался только Сережа, который опять заискивающим голосом стал меня умолять никому ничего не рассказывать. Я, в общем-то, и не собиралась (мне было от этого немного не по себе), наскоро пообещала и побежала на урок. В течение всего урока я не могла избавиться от нового ощущения, возникшего между ногами. Но оно, затихая, становилось менее острым, но более приятным.

Результатом было то, что у меня впервые проснулся настоящий интерес к отношениям с противоположным полом. Я поняла, что в определенных ситуациях присутствие мальчиков сопутствует получению некоторого особенного удовольствия. Правда, было не очень понятно, как конкретно можно попытаться еще раз воспроизвести приход этого чувства. Поэтому каждый раз, когда представлялась возможность пообщаться с мальчиками постарше, я ее не упускала (в подсознательной надежде — «А вдруг?»).

Сережа потом явно чувствовал себя в моем присутствии неловко, хотя я на него не сердилась и глядела, как и раньше, сияющими глазами. Если бы он пригласил меня повторно, я бы тоже пошла. Но он прятал глаза, а скоро вообще ушел от нас.

Думаю, он тогда меня «проспорил», или его взяли «на слабо», или хулиганы вынудили его это сделать угрозами. Не знаю. У них, мальчишек, свои секреты и тайны.

9. Nikita, 21 1 >> 2 >> 3 >> 5 >> 6.

Впервые я испытала нечто подобное к своему отцу. Мужчина он красивый, но что я больше всего ценю — умный и с огромным чувством юмора. Влечение было неосознанным, я просто хотела, чтобы «у меня было так же, как у мамы». Сердце билось быстрее в ожидании чего-то светлого, чистого и большого.

Мне было 16 лет. Сейчас могу сказать, что практически все, с кем я встречалась, были чем-то похожи на моего отца. И это было их главным достоинством..

13. Letti, 23 1 >> 5.

В 14 лет пришлось переночевать одну ночь у дальнего родственника.

Мужчина жил один, был старше меня на 15 лет. И сразу отнесся ко мне как-то «не по-родственному». То есть начал обращать на меня мужское внимание. Может быть, это было то, что называется «любовь с первого взгляда»?

Я услышала столько комплиментов в мой адрес, видела его глаза (они не врали, он действительно восхищался мной!). На душе было очень приятно, хотя я подумала: если станет ночью приставать — отвечу резко и грубо. И он пришел ко мне в комнату уже перед сном. И робким, умоляющим голосом попросил (не настаивая, просто, если мне не жалко) разрешить посмотреть на мою грудь. Не прикоснуться, а просто посмотреть. Я была внутренне напряжена, ожидая худшего от его визита, а тут сразу расслабилась. И — разрешила…

Было лестно — взрослый мужчина, такой уверенный и обходительный, — и вдруг так робко хочет… всего лишь посмотреть… Я легла в кровать, сняла лифчик и откинула простыню сверху до пояса. Он сел рядом на стуле и действительно просто смотрел не отрываясь… Потом я уснула. А он всю ночь сидел и на меня смотрел. Даже не тронул, как и обещал… Когда я проснулась утром, он все еще был рядом.

И я ощутила необыкновенную гордость за себя. Неужели я /такая/? Такая, что взрослый мужчина готов не спать ночь, чтобы насладиться зрелищем моей груди? Этот случай чрезвычайно повысил мою самооценку, и я очень благодарна тому мужчине, хотя мы с ним больше никогда не встречались.

14. Karina, 25 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Я училась в 3-м классе. Со мной учился симпатичный мальчик Ренат, мы ходили вместе на продленку. Мне очень нравилось с ним общаться.

Вечерами, когда я была дома и ложилась спать, то представляла его лежащим рядом в своей постели, но тогда я еще не понимала, что это за чувство. Мне просто было хорошо.

Впоследствии для меня стало очень важным в отношениях с мужчиной именно это — делить с ним общую постель.

18. Мага, 18 1 >> 4.

Мне очень хорошо запомнился приход первого сексуального (а не любовного или романтического) чувства. При довольно необычных обстоятельствах.:)

Дело было в летнем лагере отдыха, мне было, кажется. 11 лет. Однажды совершенно случайно я подслушала разговор мальчиков из нашего отряда.

Речь они вели о том, чтобы пойти подсматривать в баню за девочками (должен был быть как раз банный день у девочек).

Они очень тщательно продумывали свой план — как раздобудут лестницу, заранее залезут на чердак, втянут лестницу за собой, плотно закроют дверь чердака и будут подглядывать через щели в потолке. Мнения у них разделились. Двое агитировали за идею очень активно, а двое других боялись, что их поймают, и приводили отговорки.

Меня они не видели, но я испугалась, что буду замечена, и постаралась потихоньку уйти. О чем я, кстати, почти сразу пожалела, когда начала думать об их разговоре. Сначала я была очень возмущена и хотела пожаловаться вожатой. Но вот какая получалась ситуация. Если я пожалуюсь, а они все-таки не решатся пойти — я стала бы предметом для насмешек как озабоченная дура. Если же они пойдут, а их поймают и накажут из-за моей жалобы — меня все станут считать ябедой и предательницей. А ребята были очень хорошие, я сама даже с ними много общалась.

Можно было бы сказать подружкам, но таких близких подруг у меня не было, а реакция других была бы такой, как у вожатой. Поэтому я и жалела, что не подслушала разговор до конца — тогда бы знала, какое решение они точно приняли.

До бани оставалось три часа, а я не находила себе места. Я не хотела, чтобы за мной подсматривали. Но что делать? Ребят не было видно. Сходить за баню, посмотреть, что там делается? А если кто увидит — как мне объяснить, для чего я хожу по этим закоулкам? Отказаться идти в баню? Но это обязательное мероприятие в лагере, нужны основания, объяснения…

Короче, через три часа, так ничего и не выяснив, я понуро шла вместе со всеми девочками в баню, как на казнь. Когда шли, мельком удалось взглянуть на дверь на чердак. Но она была на вид плотно закрытой.

Правда, так и должно было быть по их плану.

Когда вошли и разделись, я постаралась устроиться в самом дальнем уголке. Но все помещение было открытым и, конечно, сверху я могла быть видна, как и все другие. Осмотр потолка тоже ничего не прояснил. Ну, черный потолок, да, есть щели… Но никаких глаз не было видно, по потолку никто не топал… И все же поначалу я сидела на лавке, полностью зажавшись, стараясь согнуться так, чтобы никто не мог разглядеть меня сверху. Если бы я заметила что-то подозрительное, то сразу же выбежала бы в раздевалку и подняла шум. Но все было внешне, как всегда.

И постепенно обстановка стала вызывать во мне совсем другие чувства. Я смотрела на голых девчонок, которые вели себя, как обычно, раскованно: бегали, толкались, обливались водой — и понимала, что их сейчас всех могут /видеть/. И меня тоже могут видеть. То есть не обязательно, но /могут/. Я смотрела на подругу, которая лежала, раскинувшись, на лавке и понимала, что ее сейчас могут видеть — /всю/. И если раньше зрелище голой лежащей подруги меня бы не взволновало нисколько, то от сознания, что вот сейчас ее (и меня) могут видеть мальчишки (!) голыми, до самых подробностей, стало перехватывать дыхание. Но в то же время было ощущение безопасности — ведь, может, их там и не было!

Я стала успокаиваться, и мне показалось глупым продолжать сидеть и зажиматься. Я тоже начала свободно ходить по залу, набирала воду, намыливалась, вела себя естественно, но новые ощущения не проходили, а только усиливались. Мысленно глядя как бы сверху, я представляла, /что/ именно сейчас мальчишки у меня могли бы разглядеть, если бы сидели там, и стала думать, что бы они при этом чувствовали.

Неожиданно в голову стало приходить кое-что из ночных девичьих шептаний у нас в палате, которые раньше меня не очень интересовали. Я вдруг представила, как они смотрят на меня сверху и у них от этого начинают торчать их «штучки», как они их в волнении сжимают или теребят (точно я не знала, что делают, но знала, что должны при этом трогать:)), отталкивают друг друга, чтобы лучше видеть…

Каждая такая мысль волновала меня все больше и вдохновляла на новые «подвиги». Мне уже /хотелось/, чтобы меня видели тоже всю, как девчонок (опять же с условием «понарошечности» всего этого:)).

И я осмелилась — легла так же, как и подруга, на лавку, согнула в коленках ноги и слегка развела их в стороны, чтобы они могли увидеть /все/ (если они там были). Я чувствовала себя словно под острым душем из четырех пар глаз и просто нежилась в этом душе, а воображение рисовало волнующие картины, /что/ они при этом делают, глядя на меня.

В этот момент подруга неожиданно окатила меня теплой водой из тазика, и это настолько подстегнуло мои ощущения, что я как вдохнула, так и не смогла выдохнуть. Лежала, как парализованная, чувствуя, как теплые струйки воды сбегают по телу и особенно томительно ласкают — /там/…

Для меня это надолго осталось самым запоминающимся эротическим впечатлением. Может быть, именно оно определило потом мой первый оргазм…

22. Kisa, 19 1 >> 3.

Первое сексуальное чувство я ощутила в очень раннем возрасте. Мне было, если не ошибаюсь, 9 лет. Менструальный цикл у меня начался примерно за год до этого.

Однажды ночью я лежала в своей кровати и вдруг, не знаю отчего, начала сама себя ласкать. Причем сразу же довела себя до такого состояния, что в ту же ночь ощутила первый оргазм. Естественно, это вызвало желание постоянно испытывать такое чувство, и поэтому я периодически продолжала заниматься мастурбацией. Я очень боялась, что родители могут узнать, и поэтому очень тщательно скрывала все это на протяжении многих лет.

С возрастом я начала засматриваться на мужчин. Уже с 10 лет я хотела «соблазнить» какого-нибудь выбранного мной мужчину. К примеру, мне очень нравился парень, торговавший кассетами возле моего дома. Я постоянно ходила перед ним и обдумывала всяческие способы его соблазнения.

23. Юлия, 20 1 >> 3.

Это произошло в детском саду. Не знаю, сколько мне было лет, думаю около 4. Была в группе одна девочка. Звали ее Таня, мы были очень дружны.

Никто даже не догадывался, /какой/ я испытывала к ней интерес.

Каждый день, когда нас укладывали спать, мы накрывались с ней одеялом и занимались изучением наших тел. Трогали друг друга в области промежности и испытывали огромное удовольствие. При этом придумывали различные наказания, которым подвергла бы нас директриса, узнай она об этом. Мне не было стыдно тогда, да и сейчас я не считаю это постыдным.

24. Oksi, 30 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Дело было на уроке физкультуры, во время лазания по канату (кажется, в классе с 5-го по 7-й). Чувство пришло очень острое и в самый неподходящий момент — когда я забралась уже под самый потолок. Из низа живота (а, говоря откровенно, из промежности) пошла жгуче-сладкая волна, которая почему-то вызвала онемение всего тела. Я не чувствовала ни рук, ни ног.

Голова при этом оставалась совершенно ясной. Помню, как я думала: «Только бы не упасть!». Было очень страшно, потому что рук я не ощущала, контролировать, сжаты они или разжаты, не могла, только мысленно умоляла их цепляться за канат. В паху как будто колыхалось болото из мириадов сладких мурашек. Стоило чуть-чуть сильнее сжать канат ногами, как это болото выплескивалось и новой волной разливалось по телу.

Я болталась под потолком, как огромная груша, не в силах ничего сделать.

Учительница и одноклассники решили, что у меня закружилась голова от страха высоты. Они все тоже растерялись и давали снизу какие-то советы.

Кто-то побежал за матами, чтобы уложить их на пол в том месте, где я могла упасть. А я висела и отчаянно пыталась мысленно успокоить «болото» и уловить момент, когда вновь почувствую свои руки. Когда это на минуту случилось, я осторожно ослабила хватку, и тело мое заскользило, убыстряясь, вниз.

От трения лобка по канату «болото» зафонтанировало /так/, что вниз я упала судорожно дергающейся безвольной кучкой. Может быть, это и был мой первый оргазм. Во всяком случае после этого я еще минут двадцать пролежала в уголке на матах, не в состоянии разогнуться. И еще часа два после этого ощущала сладкую ноющую боль в животе и вагине.

Этот случай оказал на меня сильнейшее влияние. Я сразу поняла, что это и есть тот самый «секс». И что все разговоры о том, как секс сладок — правда. Поэтому, хоть я и была испугана этим первым приходом сексуального чувства, тем не менее не на шутку заинтересовалась и стала искать возможность такие чувства воспроизводить.

25. Элли, 33 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Первое возбуждение я испытала в период созревания, когда у меня начала увеличиваться грудь. Я знаю, что многие девочки в это время стесняются себя, а вот у меня стеснения не было никогда. Я нравилась себе!

У нас в ванной было большое зеркало — во всю стену. Я помню, как однажды встала голая перед ним, слегка раздвинув ноги, и любовалась собой. До чего же у меня все хорошо и правильно! Две такие нежные, налитые, округлые губки… И две маленькие упругие грудки, глядящие в разные стороны… Такие плотные, как резиновые шарики…

Я как будто глядела на себя глазами мужчины. И возбуждалась, глядя на себя, как это, наверное, делал бы мужчина…

29. Regina, 21 1 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне было лет 17–18. К тому времени я уже год как работала на панели. Все эти козлы, которым некуда слить свое раздражение, ненависть и похоть, меня достали. Никаких приятных чувств от интима с ними я не испытывала.

Но вот подруга по несчастью в одну из ночей очень поторопилась сесть в машину к кому-то и забыла на скамье на остановке книжку. Это оказался всего лишь заурядный бульварный роман. Она ими зачитывалась — не знаю, как не сошла с ума! Днем она вела нормальную жизнь — ходила в институт, тянула на красный диплом. Но дома лежала парализованная мать — для нее самый дорогой человек на свете, а лекарства стоили кучу денег. И по ночам она работала тутой.

Короче, от нечего делать (был «неурожай») я стала листать книжку. Самое удивительное, что она меня увлекла. Слышала я от одной тетки в ментовке, что девчонки в какой-то из тюрем читали Шекспира, но не поверила. А сама вот зачиталась. Одна из постельных сцен была описана достаточно подробно, но при этом очень красиво и не пошло. Читаю я и чувствую… не знаю что. Это было желание. Ни один мужик не сумел разбудить… Думала о себе, что я — бревно…

Не скажу, что после этого я стала зачитываться любовными романами, но за пару месяцев проглотила такой объем литературы, который раньше за год в руки не брала. Читала день и ночь, забросила панель (благо сутенера не было), и улица отпустила меня без проблем и долгов. Правда, продукты покупать было опять не на что. Питалась супом из гороха и воды.

31. Sunny, 21 1 >> 3.

Даже не помню, когда это было, но думаю, что достаточно поздно, примерно лет в 17, когда совершенно случайно в душе струя попала в промежность. И вдруг — сладкое ощущение истомы, незнакомое доселе чувство! Потом захотелось повторять игры с душем.

32. UI1A, 23 1 >> 3 >> 4 >> 6.

Я помню свои эротические ощущения с того момента, как помню себя. А это где-то с 4 лет. Не могу утверждать точно, но, по-моему, они пришли сами по себе. Я не знала, что это такое, лишь понимала, что, если об этом никто не говорит, значит, это плохо. И все же в тайне от всех сжимала руками «там», действуя по принципу: если нельзя, но очень хочется, то можно.

В первый раз я просто почувствовала какое-то легкое томление в низу живота и интуитивно положила руку между ног, не снимая трусиков. Это было приятно и волнующе. Затем я стала сильнее нажимать, и почувствовала, как «приятное» усиливается. Это было лучше, чем клубничное мороженое — никакой другой ассоциации я не подобрала. Я немного прибавила темпы и вдруг «приятное» вспыхнуло и разлилось по мне.

Было очень приятно и немного стыдно.

Однако, при всей своей детской наивности, я понимала, что взрослым об этом знать не следует. Когда видела эротические сцены в кино, старалась незаметно сесть на кончик стула, чтобы острый угол попал в промежность и начинала потихоньку елозить. А боль и неудобства только усиливали ощущения. В тот момент, когда по телу разливалось сладкое и мучительно приятное чувство, я старалась улизнуть в туалет и довести там дело до конца. И лишь спустя много лет узнала, что это было…

Мои первые ощущения были определяющими. Позже я научилась вызывать их снова и снова, с помощью массы фантазий, которые порой использую и по сей день.

35. Veera, 25 < 1 >.

Мои первые эротические ощущения были очень красивыми и запомнились на всю жизнь. Мне было 9 лет и я впервые поехала с родителями на море. Была масса новых впечатлений, но самое волнующее — как мы ходили ночью купаться.

Родители выбирали уединенное место, и мы втроем купались обнаженными.

Это было какое-то необыкновенное волнующее чувство, совсем не такое, как при дневных купаниях. Было довольно темно, и я могла видеть только силуэты и уж, конечно, не различала никаких подробностей. Казалось бы, разница была невелика между дневными и ночными купаниями — только в отсутствии маленьких лоскутков материи. Но от того, что я /знала/, что сейчас на нас абсолютно ничего нет, возникало волнующее ощущение связывающей нас общей тайны.

В свои 9 лет я уже понимала разницу между полами, знала, что есть вещи запретные, доступные только взрослым (и от того, кстати, особенно интересные). И вдруг оказалось, что взрослые взяли меня в свой круг, допустили хотя бы немного к этим тайнам. От этого у меня возникало прямо-таки чувство священного трепета, переходящего в наслаждение, когда мы плескались в воде и играли.

Я точно так же, как и днем, возилась с папой или мамой, вскарабкивалась на них, обнимала и ласкалась, но чувства были совершенно другими, когда я касалась их тел, зная, что они голые! Это была сладкая нега, которая еще больше усиливалась, если, скажем, я пыталась забраться на папу или маму и крепко оплетала чью-то ногу своими ногами. Эти игры, скольжение друг по другу наших обнаженных тел создавали ощущение необыкновенной близости и родства.

Когда они потом уплывали дальше в морс (чтобы заняться любовью, как я теперь понимаю), я рыдала и чувствовала себя потерянной — ведь у них вновь появлялась отдельная от меня тайна! И как я радовалась, когда потом они возвращались ко мне и наши игры продолжались!

После этого я стала как будто взрослей. На всю жизнь у меня осталось чувство особой близости с папой и мамой, хотя больше в нашей жизни таких купаний не было. Я уже замужем и мужа своего люблю, но к родителям отношусь по-прежнему трепетно. Я чувствую свою исключительную общность с ними. Ближе у меня никого нет.

35. Vika, 36 < 1 >.

Это произошло, когда мне было 13 лет. Я гуляла с подругами в парке. Мы прошли все аттракционы, пили соки и ели мороженое. Это был настоящий праздник! И день такой прекрасный. Все было просто замечательно.

Одно только не давало мне покоя — случай, когда я заходила в туалет в дальнем конце парка. Он был деревянный, со множеством отверстий. И когда я сделала свое дело и встала, вдруг увидела, как в одном из отверстий мелькнул глаз… Я испугалась и выбежала. Но мысль об этом происшествии не отпускала меня… и это был не только страх, но и что-то другое… Когда я легла спать, то долго не могла уснуть, вспоминая…

На следующий день я встала с полностью оформившимся решением — снова пойти в парк… одной… В нижней части живота был холодок… я чувствовала совершенно новое ощущение — страх, перемешанный с этим очень приятным холодком… Подходила к туалету я на ватных, плохо слушающихся ногах.

Войдя, прежде всего посмотрела на отверстия. Там ничего не было видно. Я присела. Соседняя кабинка была пуста. После нескольких минут ожидания решила уйти, но тут услышала шаги…

Я встала и посмотрела в щель двери. По дорожке к туалету шел мужчина.

Ему было на вид лет 40–45. Он вошел в соседнюю кабину. Я уже хотела открыть защелку и уйти, но тут мой взгляд упал на большое отверстие, и я увидела там глаз… Я растерялась, ноги мои снова стали ватными… но быстро оправилась и решила посмотреть, что будет, если я сделаю кое-что… Встала напротив отверстия, боком к нему и, поглядывая искоса, стала поднимать юбку…

38. vlublennaya, 21 1 >> 3 >> 4 >> 5.

Тема секса в 10 лет была вполне открытой в моем доме, и родители, насколько могли, мне все объясняли таким образом, что я никогда не считала, что меня нашли в капусте или принес аист.

Однажды я прочла в газете историю о молодой девушке, которая, едва успев выйти замуж, стала вдовой. Она дала себе зарок никогда не изменять мужу, а когда он умер, «выходила из положения» в душе. Не знаю, как могла в мои руки попасть эта газета… но я начала пробовать… и мне понравилось…

Сначала это было интересно, потом я начала получать удовольствие. Я изучала себя — что мне нравится, что нет, какие зоны моего тела на что реагируют, что меня возбуждает… Сейчас для меня не существует проблемы «не хочу», если, конечно, партнер не безобразный (но таких и не было)…

Стыда я не испытывала никогда. Это слишком важная сфера моей жизни и единственный способ по-настоящему расслабиться. Я считаю, возможно, благодаря тому первому опыту у меня все в порядке и поныне — я могу не зависеть от мужчин (шутка).

41. Ассоль, 22 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне постоянно кажется, что я стала жить «взрослой жизнью» слишком рано.

Вернее, стала задумываться о ней. Отношения между мужчиной и женщиной (тогда еще мальчиками и девочками) меня волновали с самого детского сада! Мне было тогда 4 годика, а казалось, что жизнь уже наполовину прошла — такая я уже взрослая. И меня очень беспокоило то, что я до сих пор еще ни в кого не влюблена.

В общем, выбрала я себе из группы мальчика, в которого решила влюбиться и любыми способами старалась произвести впечатление.

Я отказывалась надевать трусики, которые, как мне казалось, были недостаточно красивы (надо же, такая маленькая, а уже знала, чем привлечь мужскую половину!:))

В школе я выбрала из класса в качестве следующей «жертвы» самого красивого мальчика Рому. Уж каким павлином я перед ним ходила! Но закончилось все, как во взрослой жизни, когда друзья вмешиваются и портят все отношения. Некий Сергей рассказал моему кавалеру о том, какие у меня голубые трусы (это в детском садике детки спят все вместе и ничего, а в школе у нас, если кто поднял девочке юбку да увидел трусики, — позор на всю школу!). Смешно, но после этих «откровений» и закончилась наша «любовь»…

Испытывала ли я тогда стыд и повлияло ли это на будущее? Наверное, да.

Ведь иначе как объяснить то, что до третьего курса университета я стеснялась сказать знакомым, что я моюсь в ванной? Если в это время ко мне заходили друзья, я просила маму сказать, что меня нет дома. А она не знала причины, всегда забывала и говорила правду — что я купаюсь. А мне после этого было ужасно стыдно, даже боялась встретиться потом с этим человеком — все думала, что он при словах мамы сразу же меня представлял голой в ванной…

42. Вика, 21 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Первый раз я это почувствовала лет в 11, когда посмотрела по видику фильм с оральным сексом. Родителей дома не было. Я просматривала разные кассеты и случайно наткнулась на эту. Фильм был сам по себе не очень эротический, но сцена орального секса была довольно долгой и подробной.

Я ощутила сильное волнение и пересматривала эту сцену несколько раз. У меня от этого перехватывало дыхание и хотелось смотреть снова и снова.

Это было завораживающее для меня зрелище.

Особенно меня это волновало, потому что я ощутила себя на месте той женщины и поняла, что есть случай, когда женщина имеет особую власть над мужчиной. Мужчина в фильме был здоровенный, но женщина делала из него все что хотела. Он был совершенно беспомощным, только закатывал глаза и стонал от удовольствия. Я тогда немного боялась мужчин, да еще во дворе были нелады со старшими мальчиками, которые нас обижали. А тут я поняла, что из мужчин можно веревки вить. Я потом не раз смотрела эту кассету, и мне очень хотелось самой попробовать такое.

48. Лера, 33 < 1 >.

Свое первое сексуальное ощущение я испытала в 1-м классе. У родителей были какие-то трудности и меня отдали на год к бабушке в деревню. В деревне не было школы и приходилось ходить в соседний поселок несколько километров. Бабушка не могла меня водить и договорилась, что я буду ходить вместе с одним мальчиком из 7-го класса.

Дорога до школы большей частью шла краем леса вдоль колхозных полей. Я всегда очень боялась отстать от мальчика Сережи, он шел быстро, не обращал на меня внимания, а я вприпрыжку старалась поспеть за ним.

Однажды ему приспичило отойти в лес пописать. Я этого не поняла и страшно испугалась, что он уйдет совсем и бросит меня одну на дороге.

Поэтому я побежала за ним и даже вцепилась в его одежду, чтобы он никуда не делся.

А ему было неловко, он отпихивал меня, пытался спровадить хотя бы на несколько шагов, чтобы суметь отвернуться. Но я не слушала никаких уговоров, вцепилась в него, как клещ… Видимо, ему сильно хотелось, поскольку, в конце концов, он просто плюнул на все и пописал под моим взглядом.

Я чувствовала тогда просто испуг и мне было безразлично, что он там делает. Но когда я сидела на продленке и ждала его, чтобы пойти обратно домой, то почему-то в голову стали приходить об этом мысли. И когда на обратном пути он опять остановился пописать, я снова побежала за ним, но уже с любопытством смотрела на то, как он это делает.

И это превратилось у нас в какой-то ритуал. По дороге в школу и обратно он обязательно останавливался пописать, а я стояла рядом и смотрела. А потом даже сама стала присаживаться писать рядом с ним и уже он смотрел на меня, когда я снимала и надевала трусики. Меня это необъяснимым образом волновало, каждый раз пробегало какое-то волнующее сладкое чувство. При этом мы оба не произносили ни слова!

Кончилось вес так: однажды он пописал, но не стал убирать член, а еще несколько минут просто держал его в руке, искоса поглядывая на меня. И я поняла, что он мне его специально /показывает/! И как только я это поняла, то вместе с волнением и удовольствием вдруг впервые ощутила чувство /стыда/ — даже залилась краской. Отвернулась и ушла. И с тех пор больше никогда не ходила за ним в лес, всегда ждала на дороге.

Я не считаю, что этот случай как-то повлиял на мою сексуальность. Но он остался в моей памяти на всю жизнь, потому что это был день, когда я впервые по-настоящему осознала свою принадлежность к женскому полу.

49. Лиза, 16 1 >> 3 >> 4.

Самое сильное, наверное, чувство посетило меня, когда я впервые посмотрела фильм «Маска Зорро» с Антонио Бандерасом. Мне было лет 13–14, я просто смотрела на Антонио и понимала, что безумно хочу этого мужчину…

Периодически желания возникали, когда я наблюдала за одноклассниками…

Меня вообще почему-то всегда сводит с ума то, что мужчины носят брюки, джинсы… Глупо? Не знаю… Но у меня от этого всегда «уносило крышу».

Первое желание секса появилось, когда я сидела на диване с одним парнем, который мне очень нравился. Он положил мне руку на плечи, и я ощутила безумное желание… Не знаю, может быть, он задел какую-то эрогенную зону, так как даже его поцелуи не возбуждали меня настолько… Потом у меня был более опытный парень, который заводил меня одними поцелуями.

Но настоящее сексуальное возбуждение появилось лишь после того, как я лишилась девственности (с этим же, кстати, парнем)… Именно /после/ этого. Теперь для того, чтобы возбудиться, мне практически всегда достаточно всего лишь лечь рядом с ним или ощутить его прикосновение, поцелуй.

50. Наяда, 34 1 >> 3 >> 4.

Надо же, люди из больших городов даже книжки пишут о «первых сексуальных ощущениях». А я вот выросла в небольшом поселке, и у нас секс между детьми, начиная лет с 6, был обычным делом. Даже имелось специальное название «нижний поцелуйчик». То есть все было, как у взрослых — выбиралось время, место… Полностью раздеваться, конечно, не приходилось, но снимались трусики, мальчик спускал брюки до колен, ложился на девочку…

Я нигде об этом не читала, но знаю по себе, что у девочек перед плевой есть область, куда можно ввести член на 2–2.5 см без боли и без нарушения девственности. Мальчикам как раз хватало, чтобы ввести головку — самую чувствительную часть и даже подвигать ею. Девочке было главным не слишком раздвигать ноги, чтобы мальчик не «увлекся» и не проник дальше, чем следует. Вот, собственно, и вся техника.

Жителями поселка все это воспринималось как само собой разумеющееся.

Родители относились к этому спокойно-добродушно и не делали трагедии из таких вещей, даже подшучивали на эти темы (видимо, сами через это прошли). Помню, пьяный отчим спрашивал меня, когда я подросла: «Ну, что, ты уже трахаешься или все нижними поцелуями промышляешь?». Считалось, что девочке после 12–13 лет уже неприлично заниматься «нижними поцелуйчиками» — она должна либо «давать», либо хранить девственность.

Никаким секретом или «таинством» это не было. Если между мальчиком и девочкой возникала влюбленность, то рано или поздно эти отношения заканчивались в кустах «нижним поцелуйчиком». А поскольку влюбленности у детей вспыхивают и угасают быстро, то годам к 10 все мы уже знали друг друга практически наизусть. Выбор партнера тогда производился уже по другим принципам — для удовольствия (а удовольствие от этого было!).

Среди мальчиков ценились осторожные, аккуратные, те, кто держал себя в руках и не «увлекался». - т. е. с кем можно было расслабиться и не держать постоянно ноги в напряжении.

Девочки котировались по физиологическому устройству (крупные губы, глубокий вход) — в общем, по наличию места, куда мальчик мог бы «пристроить» свою головку.

Я была не красавицей, но котировалась очень высоко — у меня была именно такая физиология. Когда в 1-м классе появился первый «воздыхатель» (третьеклассник стал провожать меня до дома), я попросила более опытную подругу рассказать, как делается «нижний поцелуй» (понимала, чем дело должно закончиться). Она мне без стеснения все рассказала, даже показала на себе: сдвинула трусики и ввела большой палец примерно до первой фаланги. И однажды весной, когда стало сухо, мы с этим приятелем, не сговариваясь, отправились за сарай (было во дворе такое укромное местечко). Все, кто был в это время на улице, проводили нас понимающими взглядами. Похихикали, потерлись, поцеловались («верхним»)… А потом он стянул с меня колготы вместе с трусами, прижал к стенке сарая, спустил брюки и «поцеловал нижним»…

Я ничего не успела ни особенно разглядеть, ни почувствовать. Не было каких-то сильных сексуальных эмоций. Только ощущение удовлетворения и гордости от того, что теперь я — «как все». А потом «понеслось». Я довольно быстро стала получать удовольствие и даже наслаждение, особенно, если ситуация позволяла действовать не на скорую руку, а со «вкусом, с толком, с расстановкой».

Для этого мы уходили за поселок через поле и устраивались в лесополосе.

Шли довольно большой компанией, но все по парам и все знали, зачем. Там уже расходились кто куда. Иногда удавалось стащить из дома байковое одеяло, так что в хорошую погоду можно было, устроившись на одеяле, раздеться догола. С умелым терпеливым партнером, отключившись от всего вокруг и слившись в «нижнем поцелуйчике». можно было долго-долго лежать, наслаждаясь…

51. Я, 26 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Они появились одновременно с самоощущением, в тот момент, когда я начала себя отделять от мира. Как и у всех — игры в доктора, привязывания нас, девочек, к заборам и прочие радости детства. Не было как-то фиксации на «писе», в теле было сладким все. Интересно — в детском саду в сончас моя раскладушка стояла рядом с раскладушкой приятеля (потрясающей сексуальной школой были наши детсады), и мы страшно любили трогать друг друга, просовывая руки под одеяло. Он все тянулся в одно место, а я пыталась его «перенаправить» туда, где мне было приятнее и интереснее.

Еще, года в четыре, почему-то приятно было уговорить кого-нибудь (неважно, мальчиков или девочек) потереться попами. Сейчас я психолог, взрослая и умная тетя:), но вот понять, откуда брались именно такие приятности, не могу до сих пор. То есть, понятно, первый сексуальный опыт и все такое, но почему именно попами тереться? И, кстати, как и у многих, те впечатления очень долго присутствовали в фантазиях…

52. Ириша, 20 1 >> 3.

У нас во дворе была компания ребят и девчонок лет по 11–13. Довольно часто там заходили разговоры о сексе. Все было на довольно детском уровне, пока не появился один мальчик. Он был /очень/ просвещенный в этом плане. Он знал в подробностях буквально все. Наверное, начитался детской сексуальной энциклопедии, а может, и чего покруче.

Так вот, когда он начинал рассказывать, все замирали. Все слушали, затаив дыхание, и я тоже. Но эти рассказы здорово заводили! Все представлялось, словно наяву. От этого поднималось волнение и в щелочке как будто начинал шевелиться какой-то червячок, не дававший покоя.

Страшно хотелось там почесать, но при всех было неудобно.

А одна моя подружка не выдержала и сказала ему: «Знаешь, ты так рассказываешь, что самой хочется попробовать!» А я промолчала, но была с ней абсолютно согласна.

53. Маргарита, 18 1 >> 3 >> 5.

В первый раз это чувство посетило меня в 12 лет. Была физкультура и дверь в душевую мальчиков была приоткрыта. Возникло что-то необычное — смесь стыда, испуга и удовольствия от познания запретного плода… Это в корне изменило мою жизнь… С того самого момента мне захотелось испытывать такие чувства постоянно. Одноклассники стали для меня потенциальными «жертвами»… По-настоящему все началось в классе 9-м, я даже не скрывала своих желаний, и мальчикам это нравилось. Короткая юбка открывала дорогу к любому объекту мужского пола.

59. Магия, 27 1 >> 2 >> 4.

Первые воспоминания о сексуальном чувстве у меня относятся годам к восьми-девяти. Тогда я мылась в ванне и вдруг зашел отец. Это было в порядке вещей, меня даже мыли попеременно то он, то мама. Но в этот раз неожиданно возникло непреодолимое желание спрятаться. Странно свело живот, я сама собой свернулась калачиком, плотно сжав ноги, и отвернулась к стенке. И до тех пор, пока он не вышел, чувствовала смущение и давление в паху. После этого я сказала родителям, что отныне буду мыться сама.

66. Ольга, 24 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 «.

Когда мне было десять лет, родители отправили меня отдыхать на море к своим друзьям, у которых была тринадцатилетняя дочь. Однажды она предложила мне поиграть в папу и маму и, когда дело дошло до сна, заявила: «А мой папа всегда держит маму за грудь…» И неуверенно стала трогать мою грудь (если это можно было назвать грудью). Потом мы стали изучать тела друг друга.

Именно в эти минуты я почувствовала что-то, чего раньше не знала. Сейчас я, конечно, понимаю, что это и были первые сексуальные ощущения. После этого мы очень часто прятались под одеялом и ласкали друг друга. Наши игры продолжались всего две недели, пока я жила у них. Потом я уехала, и мы больше никогда не встречались.

67. Осень, 48 < 1 >.

Этот случай произошел со мной лет в 14 и запомнился как самое первое сексуальное ощущение. Я ехала в автобусе на задней площадке. Была страшная давка. Лето, жара, все спрессованы, обливаются потом и думают только о том, как бы скорее доехать.

И тут случилось нечто неожиданное. Я стояла на задней площадке лицом к стеклу. И в один из моментов почувствовала, что на меня надавили не так, как раньше. Новый сосед был мужчина, очевидно, невысокого роста — я чувствовала его дыхание на своей шее. Но главное я почувствовала снизу.

Он плотно и тесно прижался к моей попе всем передом. Сквозь летнее платье и тонкие трусики я совершенно четко различала три подробности: его ноги, прижатые к моим ягодицам, а посередине — большую твердую горячую «палку», которая пристроилась точно между двумя моими половинками.

Боюсь, что не смогу описать все свои чувства тогда. Я, конечно, сразу поняла, что это такое, хотя знала только понаслышке. Мне никогда до этого не приходилось сталкиваться ни с «автобусными онанистами», ни вообще с наглыми приставаниями мужчин. Я росла очень скромной девочкой.

И вот эта бесстыжая «палка» между ягодиц пришпилила меня к месту, как бабочку на булавке.

Я как будто окаменела — не могла даже пошевелиться. С одной стороны, я чувствовала отвращение. Но в то же время по всему телу забегали миллионы мурашек, низ живота и ноги свела какая-то незнакомая тягучая судорога.

Казалось, если я пошевельнусь, то эти чувства усилятся многократно. Но, поскольку эти чувства пришли против моей воли, я этого яростно не хотела. Я стеснялась его оттолкнуть или обругать — все-таки это был мужчина в возрасте (я видела его руки, лежащие на поручне автобуса).

Вывернуться из-под его напора тоже не могла — просто не было сил пошевелиться от нахлынувшей слабости. Единственное, что я смогла сделать. — это изо всей силы сжать ягодицы, но моментально почувствовала, как от этого все ощущения резко усилились. Я расслабила ягодицы и тут же ощутила, как «палка» напористо раздвинула их и вползла гораздо глубже. Я рефлекторно сжалась, выталкивая ненавистный предмет и…все повторилось… не раз и не два…

Наверное, я доставляла ему этими движениями колоссальное удовольствие.

Видя, что я практически не сопротивляюсь, он осмелел и нагло исследовал всю мою попу своим членом, при каждом толчке автобуса перемещая его с одной ягодицы на другую и вновь возвращая в ложбинку. А во мне в это время продолжало переливаться, обездвиживая и сводя живот, вот это мерзостно-сладостно-болезненное ощущение. Я не могла пошевелиться и только молитвенно отсчитывала секунды до остановки «Рынок» — знала, что там выйдет пол-автобуса. И, когда это произошло, я почувствовала, что он меня отпустил, но даже не посмела обернуться.

Не знаю, вышел ли он вместе со всеми или остался дальше ехать в автобусе. Мерзкое чувство, затихая, не отпускало меня еще часа полтора, иногда всплывало и потом, в воспоминаниях. Этот случай имел двоякие последствия. Когда я уже была на лет старше, ко мне снова попытался пристроиться в автобусе онанист и получил /так/, что забрызгал кровью пол-автобуса (да еще и парни, ссадив на остановку, добавили).

С другой стороны, чем старше я становилась, тем сильнее мне хотелось вновь испытать такое чувство. Как ни странно. В моей жизни было много разнообразного секса, но такого острого ощущения не возникало ни разу.

Все было намного проще. Только изредка, «по старой памяти», возникало что-то похожее, когда мужчина во время ласк прижимался ко мне сзади в положении стоя.

Кажется необъяснимым, но я бы очень хотела сейчас пройти по /этому/ пути, чтобы узнать, куда бы он в конечном итоге мог меня привести. И если бы я теперь оказалась на месте себя 14-летней, я бы, наверное, как говорится, «расслабилась и попыталась получить удовольствие»…

68. Анжела, 24 1 >> 2 >> 3 >> 4.

Когда мне было лет 9-10, я спала в комнате родителей. У меня был «режим», т. е. они укладывали меня часов в 8, а сами ложились спать гораздо позже. Я часто не могла заснуть так рано. Притворялась, что сплю. И была свидетелем того, как мои родители занимались любовью.

Я чувствовала их возбуждение и сильно возбуждалась сама. Начинала трогать себя в разных местах… и осознавать, что это приятно. В том возрасте я переживала, что со мной что-то не так, что я делаю что-то противоестественное. Но, взрослея и читая определенную литературу, поняла, что это нормально, что это делают многие девушки, женщины.

74. Эля, 17 1 >> 2.

Первое чувство я испытала в 13 лет. Было так: я мылась в ванной и вдруг мне неожиданно очень захотелось в туалет. По «большому». Уж простите за физиологические подробности, но это важно.:)) Делать было нечего, я была вся мокрая, поэтому одеться не могла, да и времени на это как бы не оставалось.:))

Поэтому я быстренько обернула вокруг себя полотенце и выскочила в коридор (санузел у нас раздельный). И неожиданно лицом к лицу столкнулась с отчимом! Не подумайте плохого, он не подсматривал. Это очень положительный человек, я его уважаю, просто он мимо проходил по коридору.

Тут полотенце зацепилось за какой-то гвоздик и, когда я быстро рванула в туалет, край выскользнул у меня из рук и оно слетело с меня совсем. Я оказалась перед ним совершенно голая! Потребовалось еще секунды три, чтобы обернуться, нагнуться, подхватить с пола полотенце и юркнуть в сортир. Но за эти секунды он увидел меня совершенно голую во всех видах — и спереди, и сзади, и наклонившейся!

И в туалете /такое/ началось! Когда сильно хочется — то уже живот сводят какие-то спазмы, а тут еще эта ситуация! Я сидела на унитазе, но не думала о том, за чем пришла, потому что мне сжимали живот необычные, страшащие, но волнующие и приятные ощущения! Дыхание захватило, и я не могла выдохнуть, вспоминая, /какой/ он меня увидел! Только минут через десять меня «отпустило» и я смогла вернуться обратно в ванную. Но и сидя там, я продолжала вспоминать и переживать. И потом тоже много думала об этом.

Я как-то очень ясно осознала «сексуальность» этих ощущений, чувствовала, откуда они идут. У меня, наверное, сразу произошел переход к «осознанной сексуальности», потому что с того случая я стала постоянно думать об этом. Мне очень хотелось вызвать вновь эти ощущения. Но они больше не приходили. Хотя я нарочно пыталась сосредоточиться и подробно вспоминала об этом дне, даже попробовала мастурбировать. Это было приятно, но это было «не то». Только где-то через год я поняла, каким образом надо этого добиваться.

77. BettyBoop, 25 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Когда мне было лет 7–8, я, как и все дети, с удовольствием и подолгу гуляла и часто заигрывалась до состояния «невтерпеж». Конечно, можно было зайти за куст или в подъезд, но «воспитание не позволяло». И тогда я нашла чудесный способ для удержания: присев на корточки надо подставить пятку под клитор, а еще лучше и поелозить — и приятно, и писать не так хочется.

Я, конечно, не понимала, что происходит, поэтому никакого стеснения не было, даже подружкам советовала. Оказалось, это не только мое «секретное оружие». Не знаю, как другие девочки, а я пользовалась этим способам даже тогда, когда писать совсем не хотелось.:-)

81. Смелая, 24 1 >> 2 >> 4.

Первый такой случай произошел со мной в 3-м классе. В нашей школе у мальчиков было странное занятие — «проверять» у девочек трусики.

Мальчишки очень любили на перемене неожиданно подойти к девочке и задрать ей подол юбки. И, если трусики были не в порядке — ветхие, линялые или плохо постиранные, то такую девочку начинали высмеивать.

Конечно, мы были настороже и давали отпор нахалам, но опасность «проверки» всегда сохранялась.

Однажды у меня случилась страшная беда — все мои трусики с утра оказались в стирке, а мама сказала: «Ничего, пойдешь так». Как я ни упиралась, но «так» и пришлось идти в школу. Я очень боялась «проверки» — ведь даже представить себе невозможно, как бы меня засмеяли, если бы мальчишки увидели, что я вообще без трусиков. Помню свое волнение и почти отчаяние по пути в школу. Ощущение беззащитности — и вместе с тем какое-то особое новое чувство, когда прохладный ветерок овевал голое тело /там/…

Спасало положение только то, что в этот день я была дежурной по классу и поэтому у меня был предлог не выходить на перемену. Я оставалась в классе одна (обычно учительница выставляла всех в коридор). Меня это как нельзя больше устраивало. Поскольку все шло без проблем, я постепенно успокоилась и потеряла бдительность.

На второй перемене я вытирала доску, отвернулась посмотреть на какое-то движение в окне и «прозевала», как ко мне с другой стороны подкрался мальчик Саша. Он резким движением задрал мне юбку и… остолбенел. А меня вдруг пронзила странная, лишающая воли, томительная слабость. Я хотела хлестнуть его тряпкой, но рука отказывалась делать движение. Мы застыли в таком положении на несколько секунд. Он жадно разглядывал меня — без трусиков, а я… не могла пошевелиться… было чувство беззащитности, обнаженности, стыда и… чего-то еще, непонятного… На глаза стали наворачиваться слезы…. и тут я смогла выдохнуть и резко, со всей силы, ударила его тряпкой по лицу.

Он выбежал в коридор, а я в ужасе ожидала, что с минуты на минуту в класс ворвется ватага одноклассников… задерут юбку, будут рассматривать, может быть, даже трогать, смеяться… Я быстро села за парту и сжалась, как могла. Но ничего не произошло! Я поняла, что Саша меня не выдал (хотя мог и даже должен был, по понятиям наших мальчишек), и у меня возникло к нему такое чувство благодарности!

На следующей перемене я была начеку, понимая, что он придет опять. Так и было, он не раз появлялся в дверном проеме, но я тут же делала угрожающее движение тряпкой. Он так и не сказал ничего своим приятелям.

С тех пор у меня впервые появилось какое-то особое чувство к мальчику, похожее на влюбленность.

И с этого момента меня стали посещать всякие фантазии. Я часто вспоминала этот эпизод и мысленно переносила его на другие обстоятельства — те, при которых мы были бы вместе и только вдвоем. В таких «обстоятельствах» мы оба постепенно раздевались догола и смотрели друг на друга (на большее фантазии не хватало). При этом я уже не испытывала стыда, а только удовольствие. Часто в этих мыслях я сама проявляла инициативу, первой раздевалась перед ним, соблазняя его…

Пожалуй, мое чувство к нему в какой-то степени напоминало отношение жены к мужу. Я беспрекословно давала ему списывать все уроки, «кормила его обедом», покупая в буфете булочки… По моим тогдашним представлениям, видеть друг друга голыми могли только муж и жена, а он /видел/ меня и никому не сказал, сохранив эту тайну между нами. И стал для меня как бы «мужем»…:) Что он ко мне чувствовал, я не знаю.

84. Хельга, 28 1 >> 2 >> 3 >> 5.

В этом не признаешься никому — ни подруге, ни любовнику. Ни даже врачу, будь он хоть именитым сексопатологом. Но с этим приходится жить, это как изъян, которого не видно, но который всегда с тобой, как твоя тень.

В слова облекаю это в первый раз (дрожа и краснея) — с самого раннего возраста, с какого я себя помню, я всегда делала /это/… Я мастурбировала. Не скажу точно, когда это началось: с 4 или 5 лет. И не знаю, почему. Никто и никогда мне не показывал и не рассказывал. Просто я знала, и все.

Самое неприятное не в этом. И даже не в том, что я не могу испытать оргазм по-другому (собственно, оргазм ли это — ведь ощущения остались те же, что были в пять лет, а может ли пятилетний ребенок испытать оргазм?

Так, временное облегчение от непонятного томления).

Неприятное в том, что я боюсь признаться себе, что у меня проблема, и начать искать выход. Гораздо проще, на радость партнеру, громко кричать и изображать, что мне с ним хорошо. Сколько ты хочешь, милый? Три раза, четыре должна кончить твоя партнерша? Ну, давай, еще разок, напоследок…

А потом с отвращением смотреть на себя в зеркало, понимая, что это тупик, и раз уж не хватило духу сразу признаться, то сама виновата и продолжай притворяться дальше.

Он не виноват. И, даже если он очень внимательный и нежный, он все равно не сможет ничего сделать, потому что у меня за спиной всегда стоит /это/. Как посторонний человек в комнате, где двое. Но вижу его только я, и мне плохо.

Когда-то в одной книге (совсем не по данной теме, это был низкопробный детектив) я прочитала о дальнейшей судьбе детей, подвергшихся сексуальному насилию. Я не психолог, не интересовалась такой проблемой подробно, и мне сложно оценить, правда ли там написана. Но я с ужасом узнавала свою судьбу, хотя не помню никаких признаков насилия в детстве.

Так вот. Эти дети рано начинали мастурбировать, у многих возникало крайнее отвращение к себе, своему телу и они толстели, как будто хотели, чтобы и окружающие относились к ним с такой же неприязнью. В дальнейшем складывалась личность с явными признаками неблагополучия, низкой самооценкой и комплексом самовредительства — выбирать всегда худшее для себя.

Остается к этой картине добавить, что я всегда патологически боялась мужчин (учителей, родственников, просто прохожих) — до такой степени, что мой первый интимный опыт с партнером состоялся, только когда мне было 25 лет, при очень рациональном подходе: «ну что, уже пора». Никакой болезненной дефлорации со всеми неэстетичными деталями не было. Он даже спросил: «Так сколько же на самом деле у тебя было мужчин?».

Мне страшно. Я боюсь думать об этом. Я жалею, что не родилась мужчиной: ведь у них все так просто…

87. Amanda, 18 1 >> 2.

Первые сексуальные ощущения я испытала года в 4… Хотя, может, и раньше.

Все как-то само собой получилось. Мне стоило лишь скрестить ноги и сжать их, как я чувствовала что-то доселе неизвестное, но очень приятное… Но я не знала, что это такое. Потом родители заметили и запретили мне этим заниматься, сказав, что «у меня отпадут ножки».

Но мне так нравилось, что я продолжала это делать, несмотря на угрозы родителей. Я старалась где-нибудь спрятаться и предавалась своему занятию. В 8 или 9 лет мама опять меня застукала, и разговор был уже серьезный. Она допытывалась, кто же все-таки научил меня (откуда мне было знать?) и зачем я этим занимаюсь… Я лишь молчала.

На какое-то время я действительно перестала заниматься самоудовлетворением (уж слишком серьезным был разговор). Я поняла, что слишком мала для такого рода занятий. Но в какой-то момент не сдержалась, и все стало повторяться опять…

Намного позже я, наконец, узнала, что это была всего лишь мастурбация. Я прочитала о ней в Медицинской Энциклопедии. Ну, а сейчас я до сих пор занимаюсь этим в свободное время. Любопытно — сколько бы я ни читала во всевозможных журналах и газетах, что это можно делать еще руками или различными предметами, нужных ощущений у меня почему-то никогда не получалось.

89. Astarta, 25 < 1 >.

Очень часто приходится читать в различных интим-изданиях о зловредных отчимах, насилующих беззащитных падчериц. Все эти рассказы выглядят одинаковыми, написанными, как под копирку, и такое впечатление, что их пишут сами журналисты с целью преподнести публике мораль. Поэтому я хочу рассказать о своем случае. У меня были сексуальные отношения с отчимом, но такие, что мне, как я считаю, это пошло только на пользу.

Отца своего я не видела и не помню. По этому поводу я с малых лет очень переживала — ведь у всех других детей были папы или «дяди». Я переживала, что мы с мамой какие-то неполноценные. Поэтому, когда в нашем доме появился, наконец, «свой» мужчина, я была в восторге.

Андрей (я звала его по имени) пришелся мне по душе, он принял меня как свою, с одинаковой любовью относился и ко мне и к маме — я это видела.

Мы втроем постоянно были вместе, по выходным ходили в парк, в кино. Для меня, семилетней девочки, он тоже быстро стал «своим» мужчиной.

Единственное, что омрачало мою радость, это то, что, после того как меня укладывали спать, в доме начиналась особая, «ночная» жизнь, в которой мне не было места. Мы жили в однокомнатной квартире и часто, не успев заснуть, я видела довольно откровенные интимные сцены с участием мамы и Андрея. Не могу сказать, что это повергало меня в шок (как многих детей), наоборот — некоторые казались мне красивыми и волнующими.

Например, когда мама принимала позу всадницы, я, затаив дыхание, смотрела на ритмичные движения ее красивого тела, на запрокинутую голову с распущенными волосами…

Смысл этих занятий мне был не очень понятен, но налицо была несправедливость, которая меня возмущала. Днем мы все были вместе на равных условиях, и этот Мужчина принадлежал поровну каждой из нас. Но ночью меня отставляли в сторону и он принадлежал только маме! Я решила предъявить свои права.

Андрей часто оставался по утрам дома, отсыпаясь после ночного дежурства, а мама уходила на работу. Выбрав один из таких дней, я перебралась в кровать к Андрею, стала к нему ласкаться и тормошить. Когда он проснулся, я стянула трусики, уселась на него в той же самой позе всадницы и начала повторять те же движения, что видела у мамы. Он спал обнаженным, поэтому все получалось, как на самом деле! Однако он не захотел играть со мной в эту игру и довольно грубо сбросил меня. От обиды я чуть не заплакала, но снова упрямо полезла на него. Он еще более резко меня отбросил, и тут я разрыдалась по-настоящему. Он смотрел на меня с гневом и недоумением, и я, сквозь слезы, стала выкрикивать свои претензии.

Надо отдать ему должное, он все это понял и лицо его смягчилось. Я чувствовала, что он ищет выход из этой ситуации. И он нашел этот выход!

Во-первых, он сказал, что теперь у нас с ним тоже будет тайна, о которой никто не должен знать, даже мама. Это уже наполовину примирило меня с действительностью.:-) Потом он провел со мной обстоятельный разговор на тему «откуда берутся дети». И не только рассказал, но и подробно показал — на себе и на мне.

Он разрешил мне рассмотреть и потрогать все его мужские особенности, показал, какая часть моего тела должна будет в свое время принимать мужчину. Объяснил, что у каждой женщины должен быть свой мужчина и что он принадлежит только маме, а у меня будет собственный. Под конец, по моей просьбе, мы с ним изобразили половой акт во всех подробностях, кроме проникновения — и я смогла увидеть эрекцию и выделение спермы.

После этого все


X

Поздравления с окончанием института прикольные короткие

Поздравления с окончанием института прикольные короткие

Поздравления с окончанием института прикольные короткие

Поздравления с окончанием института прикольные короткие

Поздравления с окончанием института прикольные короткие

Поздравления с окончанием института прикольные короткие

Поздравления с окончанием института прикольные короткие

Меню сайта


Автомат из конфет своими руками пошаговое фото
Картинки нарисованные своими руками прикольные
Поздравления с днем рождения женщине шоколад
Как дупликарвер сделать своими руками
Прически своими руками в домашних условиях пошаговые
Прически в 19 века рисунки
Красивые прически на торжество на длинные волосы
Как накачать низ пресс в домашних условиях
Тату на запястье у девушек фото корона
Как покрасить 2112 своими руками